Кирилл шерманов, 8 лет, лейкоз

В помощь кириллу шерманову пройдет благотворительная ярмарка

Благотворительный магазин «Спасибо Вам» (https://vk.com/club88218642) совместно с Волонтерским движением «Подари Кириллу жизнь» (https://vk.com/club78801535) проводят ярмарку-продажу в помощь маленькому жителю Тверской области — КИРИЛЛУ ШЕРМАНОВУ. ОСТРЫЙ ЛЕЙКОЗ.

При поддержке артистов, деятелей культуры и других выдающихся людей нашего города!

История Кирюши:
Открыт Срочный Сбор на лечение в Германии!!
Шерманов Кирюша, 9 лет, ЗАТО «Озерный», Тверская обл.
Сумма к сбору 294 334,71 евро!!!

У Кирюшки РАК КРОВИ. Шесть лет лечения и болей, множество высокодозных блоков химиотерапии, обожжённый пищевод, гортань, облучение, ТКМ. Всё это пришлось пережить Кирюшке в его 9 лет. Шесть лет борьбы за жизнь… Ребёнок практически не видевший детства, держится мужественно и стойко.

Не по годам повзрослевший мальчик, живёт надеждой победить болезнь. Есть шанс ЖИТЬ, и он в наших руках, руках взрослых. Только мы, все дружно, сплотившись, можем помочь Кирюшке отправиться в клинику Германии (г.Мюнхен) продолжить лечение.

К сожалению, в России методики лечения после ТКМ для Кирюшки нет. Спасти ребёнка можно. В клиниках Германии ЛЕЙКОЗ (Рак крови) успешно лечится. Давайте поможем….Не оставим семью наедине с бедою. Помогите выздороветь Кирюшке.

Проявите милосердие! За любое перечисленное пожертвование на лечение Кирюшки, семья ребёнка будет очень Вам благодарна. Подарите ему немножко своего тепла!

ЯРМАРКА-ПРОДАЖА будет проходить по 30 декабря 2015 года по адресу: г. Тверь, ул. Горького 107, Благотворительный магазин «Спасибо Вам», ежедневно с 11 до 19

Как можно принять участие:

— Сделать покупку на ярмарке
— Пожертвовать обувь, одежду новые и б/у
— Пожертвовать книги, журналы, канцтовары
— Предоставить на реализацию изделия ручной работы (Hand Made)
— Проводить мастер-классы

На ЯРМАРКЕ будут представлены:

— Одежда и обувь
— Изделия ручной работы (Hand Made):
— украшения
— картины
— натуральное мыло
— креативные подарки
— игрушки и др.
— Подарочные сертификаты
— Мастер-классы

Веб-сайт Ярмарки:

https://vk.com/yarmarkadlyakirilla

Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений».

Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139.

Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: «Караван+Я»

Источник: https://www.etver.ru/NOVOSTI/88329/

Гусев Кирилл Николаевич. Острый лейкоз | Отзывы

Гусев Кирилл Николаевич. Острый лейкозГусев Кирилл Николаевич. Дата рождения: 18.08.1977 г. Профессия: юрист В январе 2016 года Гусеву Кириллу поставили диагноз «острый лимфобластный лейкоз». Началось все с банального гриппа. Но через пару недель стало ясно, что «грипп» затянулся. Анализы показали 95% поражение костного мозга.

Кирилла экстренно госпитализировали в Российский онкологический научный центр. После проведения первого курса химиотерапии, врачи констатировали «первичную резистентность», т.е. болезнь терапии не поддалась. Было принято решение провести блок высокодозной химии. Но и он не дал нужного результата.

После него возникло множество осложнений, с которыми приходится бороться до сих пор. Только благодаря врачам с большинством осложнений удалось справиться. Третий курс химиотерапии было решено провести препаратом, который не входит перечень бесплатных лекарств, предоставляемых государством по ОМС. Лекарство очень дорогое и приобретала его семья самостоятельно.

Но именно оно наконец дало результат. Однако, после консилиума врачей из РОНЦ и Гемцентра был вынесен вердикт, что окончательно помочь выздороветь Кириллу поможет только пересадка донорского костного мозга. Кирилл был направлен на консультацию в Санкт-Петербург в Институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии им.Р.Горбачевой.

Там врачи также подтвердили, что Кирилл срочно нуждается в трансплантации костного мозга. В настоящее время Кирилл все еще находится на лечении в РОНЦ, где ему проводят блоки химиотерапии. Кириллу 38 лет. Он у родителей единственный ребенок, то есть родственного донора (брата или сестры) у него нет. Поиск донора в международном регистре стоит 18 тыс.евро.

Семья оплатила первоначальную сумму в 5 тыс. евро и поиск был запущен. Но далее выяснилось, что Кирилл имеет очень редкий генотип и у него очень мало потенциальных доноров, а те, что найдены находятся в США. Нам объяснили, что запрос доноров и доставка трансплантанта из США стоит в два раза дороже – 39 тыс. долларов.

Такие деньги семье просто не собрать! Кирилл замечательный, жизнерадостный человек, который не сдается даже в такой сложной ситуации. У него двое детей – сыну 13 лет, дочке – 7. Ему есть ради чего жить! Семья Кирилла оказалась в ситуации когда вопрос жить или не жить родному человеку может решиться только с помощью денег.

Поэтому мы обращаемся ко всем неравнодушным людям помочь нам собрать необходимую сумму и вылечить нашего папу, мужа, сына. Реквизиты ОАО «Сбербанк России» для рублевых переводов Банк получателя Доп. офис №9038/01586 Кор/счет банка 30101810400000000225 Бик банк 044525225 Счет получателя 40817810538118285715 Ф.И.О.

получателя Гусева Нелли Владимировна Реквизиты ОАО «Сбербанк России» для валютных переводов SWIFT-code SABRRUMM Наименование банка Доп. офис №9038/01586 Местонахождение банка г. Москва, ул.Профсоюзная, 20/9 Счет получателя 40817810538118285715 Ф.И.О. получателя Гусева Нелли Владимировна

Источник: https://socseo.ru/community1119471

SOCSEO.RU

Отзывы о сообществе ВКонтакте.Ру

Активное сообщество

126503936Количество человек в сообществе: 29
Среднее количество посещений в сообществе: 0.01 % Pc
Вероятность посещения на 1 участника: 0 % Pc
Охват информацией всех вступивших: 0 % Pc
Активность в сообществе: 0 % Pc
Уникальные пользователи в сообществе: 0.01 % Pc
Вероятность просмотра рекламы: 0.01 % Pc
Общий рейтинг сообщества: 8.48 % Pc
Мин. заработок на рекламе в день: 0.06 Руб.
Мин. заработок на рекламе в месяц: 1.8 Руб.
Мин. заработок на рекламе в год: 21.6 Руб.
Макс. заработок на рекламе в день: 1.08 Руб.
Макс. заработок на рекламе в месяц: 32.4 Руб.
Макс. заработок на рекламе в год: 388.8 Руб.
Стоимость сообщества: 50.84 Руб.

Оставьте свой комментарий или предложение для сообщества
Гусев Кирилл Николаевич. Острый лейкоз

Сохраните страницу в социальных сетях Другие отзывы о группах:

Напишите свой комментарий

Источник: https://socseo.ru/community963913

Брянская полиция: 8-летний Кирилл Петрухин пропал уже по пути домой

Фото пресс-службы УМВД России по Брянской области

Разыскиваемый уже вторые сутки малолетний житель деревни Корчминка Брянского района потерялся в лесном массиве уже после того, как побывал в соседней деревне Глаженка, где купил мороженое, сообщает региональное УМВД.

Напомним, сообщение об исчезновении ребенка поступило в полицию днем 24 июля. Утром этого дня он уехал на велосипеде из деревни Корчминка в деревню Глаженка Брянского района и не вернулся. По тревоге был поднят личный состав межмуниципального отдела полиции «Брянский». Были отработаны все места возможного пребывания ребенка, опрошены его друзья и знакомые, восстановлен маршрут его движения.

Как выяснили сотрудники полиции, мальчик действительно покупал мороженое в Глаженке, и затем его следы потерялись. Весь вечер дотемна полицейские и волонтеры вели поиск Кирилла.

Был обнаружен его велосипед, однако самого ребенка найти не удалось.

По факту безвестного исчезновения ребенка Следственное управление СК России по Брянской области возбудило уголовное дело по статье «Убийство малолетнего».

25 июля поиски возобновились. К ним были привлечены более 100 сотрудников МО МВД России «Брянский», сотрудники Управлений МВД России по Брянской области и городу Брянску, сотрудники МЧС, местные жители и волонтеры поискового отряда «Лиза Алерт», в том числе из других регионов России. Использовались служебные собаки полиции, а также специально обученные собаки волонтеров.

Созданы смешанные группы из полицейских и волонтеров, которые обходят как лесной массив, так и близлежащие населенные пункты и дачные общества.

Все спасательные работы координирует штаб, созданный рядом с местом обнаружения велосипеда. Работа идет круглосуточно. Как сообщили в поисковом отряде «Лиза Алерт», найдены предположительные следы.

«Сейчас отрабатываем свидетельство, также лесное. Участвуют все службы. В МЧС обещали болотоход, квадр и коптер, плюс подготовленный личный состав. Работали водолазы. Помогают местные на лошадях.

Сейчас на месте 171 человек и катастрофическая нехватка старших!» — говорится в сообщении отряда.

Полицейские обращаются с просьбами быть более внимательными к грибникам, которые направляются в местные леса. Радиус поиска постепенно расширяется, ориентировки направлены во все районы Брянской области и соседние регионы.

Напоминаем приметы Кирилла Петрухина:

На вид 8 лет, рост 140 см, худощавого телосложения, волосы темные, глаза карие.

Особые приметы: на спине большая родинка.

Был одет в синюю футболку с красно-желтым рисунком на груди, серые шорты, серые босоножки.

Если вы видели этого ребенка или располагаете информацией о его возможном местонахождении — позвоните в полицию по телефону 02 (с мобильных всех операторов — 102) или по телефону доверия областного УМВД 72−22−33.

Источник: http://news.nashbryansk.ru/2017/07/25/routine/kirill-petruhin-propal-uje-poputi-domoy/

Благотворительный фонд социальной поддержки и помощи детям с онкологическими, гематологическими заболеваниями ,,Я хочу жить…,, — Шерманов Кирилл

10 лет , ЗАТО Озёрный, Тверская область
Диагноз: Острый лимфобластный лейкоз с поломкой хромосомы(1-й поздний рецидив)

Необходимо: 22 050 000 р. (294.300Евро)

Дорогие друзья и просто добрые люди, с чутким добрым сердцем !

Ранее, уже проводилcя сбор для Кирюшки , договаривались о заочной консультации с докторами немецкой клиники, регулярно отправляли мед. обследования после каждого посещения ФНКЦ им. Рогачёва в Москве….

По результатам главного анализа , касающегося поломки хромосомы, консилиум врачей увеличил счёт за лечение, добавив в него ТКМ от донора, так как родственная ТКМ , в данном случае, не совсем приемлема. Поэтому счёт вырос до 294.300Евро.

Мы постараемся сделать всё возможное, чтобы ребёнок смог продолжить лечение.

Кирюшка борется с болезнью на протяжении 7-ми лет. Детство ребёнка прошло в стенах больницы. Было проделано очень много всевозможных процедур, чтобы спасти жизнь Кириллу.

Множество блоков химиотерапии, гармонотерапия и т.д. Обожжённый пищевод, гортань и много ещё чего было у этого худенького, спокойного мальчика….

Он не понимал, что происходит, только печальные глаза ребёнка говорили о боли, терпении и как ему плохо.

Читайте также:  Рак горла начальная стадия

Сердце мамы рвалось на части, но кроме ласки и любви, которую получал ребёнок, она не в силах была дополнить чем-то ещё. Слёзы в коридоре, улыбка перед сыном в палате. Такую роль выполняла, любящая своего сына, мама.

Она отвлекала Кирюшку от боли, чем могла: мультики, сказки, рассказы и придуманные истории….., только чтобы ему было хорошо. После блоков химиотерапии, ребёнок вышел в ремиссию и был отправлен на поддерживающую, таблетированную химиотерапию в амбулаторном режиме.

Мама с мальчиком находилась в пансионе при больнице. По утрам сдавали анализ крови, ждали результат, осмотр врача и уходили снова в пансион. Так длилось до стабильности ремиссии. Затем ребёнок был выписан и отправлен домой. Счастью не было предела.

Родители делали для ребёнка всё, чтобы наверстать, отнятые болезнью годы. Катались на лыжах, коньках, санках, возили его на всевозможные прогулки, устраивали для него праздники.

Целый год семья жила спокойно и уверенно, что болезнь победили. Но болезнь оказалась сильнее. При первой же контрольной проверке, при заборе костного мозга, маме Кирилла сказали о рецидиве, с выявленной поломкой хромосомы. Болезнь вернулась…

И здесь снова начались хождения по мукам… Блоки химиотерапии, облучение, ТКМ (донором подошёл папа), стены больницы и т.д. Как ни плохо было Кирюшке, он и этот этап преодолел. Сейчас ребёнок снова в ремиссии, ежемесячно ездит на контроль в ФНКЦ им.

Рогачёва( Москва), получает прописанные лекарства, пунктирование с забором костного мозга под общим наркозом. По результатом , получает донорский материал, в качестве доливок. Всё, что было возможно, доктора сделали, далее методики лечения нет. Университетская клиника г.

Мюнхена ( Германия) готова помочь ребёнку, принять и продолжить лечение, но при условии оплаты счёта. Российских детей немецкие клиники принимают только при 100% или 80% оплатой счёта.

Мы обращаемся к Вам, дорогие наши благотворители, не пройти мимо беды ребёнка и по возможности помочь. За любое, перечисленное пожертвование, семья Кирюшки будет очень Вам благодарна. Шанс на жизнь велик и нужно его использовать.

Лейкоз, в Германии, успешно лечится, главное не опоздать. Счёт большой и родителям, без нас с Вами, не справиться.

Очень надеемся на Вашу помощь и поддержку.

письмо_от_мамы_Кирилла.docx Счет для оказания помощи Кириллу

Источник: https://xn--f1aeqsckp8b.xn--p1ai/im-nuzhna-pomoshch/78-shermanov-kirill.html

«Герои — это мама, папа и врачи»

«Герои — это мама, папа и врачи»

Более 13 лет назад врачи сообщили семье Марии Пахоменко ее диагноз — рак крови. Единственной надеждой была пересадка костного мозга.

Преимущество заключалось в том, что Маша вошла в те 30% заболевших, которым удается справиться с лейкозом и жить дальше.

Мария рассказала «Русской планете», как лечат рак в больницах России, с чем приходится сталкиваться пациентам и их семьям, и как лейкоз изменил ее жизнь.

— Мария, как вы узнали о болезни?

—  В 12 лет у меня увеличилась селезенка. Сначала на большой живот особого внимания не обратили. Потом внезапно у меня открылось кровотечение из носа. Мама меня отвела в поликлинику, где ей в этот же день объяснили всю ситуацию. Меня положили в клинику, началось глобальное обследование, но мне никто толком не говорил, какой у меня диагноз.

—  Сколько по времени вы не знали, чем болели?

—  Долго. В какой-то момент я сказала маме, что больше не приеду в Москву и не хочу там лежать в больнице. Она ответила: «Не хочешь лежать — тебя не будет».

На тот момент я даже не понимала, что такое лейкоз и чем все это для меня может закончиться. В 14–15 лет у меня не было доступа к интернету, и я узнавала все из разговоров с врачами и детьми, которые читали книги про рак.

— А что это вообще за болезнь?

—  У меня хронический миелолейкоз — это болезнь клеток. В какой-то момент в организме происходит щелчок, и одна из хромосом перестает пристраиваться к другой. Клетки перепрограммируются, и все здоровые клетки воспринимаются как больные, а больные как здоровые. После этого организм начинает уничтожать сам себя. Появляется быстрая утомляемость.

Это болезнь, которая сжирает тебя изнутри, и ты ничего не можешь сделать, чтобы стало легче. При этом все проходит медленно, поэтому сразу заметить тяжело.

— Вас сразу стали лечить?

—  Нет, сначала меня обследовали в клиниках Томска. Врач, который нас принимал, сказал, что больше года я не проживу. Но потом вышла из отпуска заведующая детским отделением онкологии, успокоила родителей, меня начали обследовать.

Родителям в Облздраве сказали, что могут выделить мне квоту на пересадку костного мозга в Москве, и попросили предварительно сделать типирование — узнать, насколько подходят доноры из числа родственников.

Мы поехали в Новосибирск, сдали анализы на станции переливания крови и получили результат: моя сестра подошла на 100%. Мы полетели в Москву на предварительное обследование в общей гематологии РДКБ.

Фото из личного архива

Трансплантацию делали в Москве. При каких-то заболеваниях должна быть реакция трансплантата против хозяина (РТПХ. — РП.). При моем гендерном и родственном стечении у меня обязательно должно было быть РТПХ.

После этого у меня были различные осложнения. В том числе и суставные проблемы — я не могла до конца согнуть и распрямить ни один сустав в своем теле. Это страшно, особенно для девочки, которая танцует.

Я с четырех лет занимаюсь бальными танцами.

— С кем вы лежали в больницах?

— Разные дети от нуля до 18 лет. В Москве есть Центр им. Дмитрия Рогачева, который занимается онкологией. Я знала мальчика, в честь которого эту больницу назвали.

Дима был иногородний, когда ему сказали, что надо ехать лечиться в Москву, он не захотел. На что врач сказала, что в столице живет президент, и если он напишет ему письмо, то он к нему на блины приедет.

Дима около двух месяцев просил маму, чтобы она отправила его письмо. И через некоторое время к мальчику приехал Владимир Путин с блинами.

Дима лежал в больнице после этого еще два года, потом уехал (Дима умер от кровотечения в легкие в израильской клинике в возрасте 12 лет. — РП.).

— А не было желания стать детским врачом на фоне того, что происходило с вами?

— Это очень трудно. Не могу смотреть на расстроенного ребенка, всегда пытаюсь его успокоить. Как-то раз в больнице меня попросили отнести джойстик от приставки его владельцу. Он принадлежал мальчику, который ни с кем не разговаривал и ничего не ел.

Я около четырех часов с ним монолог вела, и он начал есть. А буквально через неделю умер. Его мама, которую я хотела успокоить, сказала: «Почему умер мой ребенок, а не ты?» У меня был шок, я развернулась и ушла.

Тогда я поняла, что успокаивать матерей бессмысленно.

— Ваша мама вас навещала?

— Конечно. Я три месяца сидела в закрытой комнате, из которой нельзя было выходить из-за стерильности. Врач заходил раз в 3–4 дня, мама —  каждый день, чтобы протереть бокс спиртом.

Чтобы зайти ко мне, она должна была принять душ, переодеться в специальную одежду, перед входом в бокс мыла руки до локтя, потом мазала спиртом, надевала халат, тапочки, маску, шапочку, перчатки.

Трогать меня было нельзя, а мне очень хотелось обнять маму.

—  С таким диагнозом часто вылечиваются?

—  Смертность около 70%. Половина умирает от того, что не хватает нормальных медикаментов. Я не говорю, что отечественные таблетки совсем плохие, но порой у детей непереносимость. Из тех девяти детей, с которыми я лежала, трое живы.

—  Вы с ними общаетесь?

—  Конечно, я списываюсь с детьми, с которыми лежала в общей гематологии. Нам недавно звонила знакомая. Ей было лет семь, когда заболела. Лежала с бабушкой и папой, потому что мама от нее отказалась. Ее мама сказала, что не отдаст ребенка на лечение. Забрала и уехала.

Потом ее нашли, забрали у матери, и первое, что она спросила у отца: «Папа, меня правда ангелы заберут?» То есть мать готовила ребенка к тому, что она умрет. А сейчас этой девочке уже 18 лет. Есть люди, которые уже в университетах учатся.

Я практически в любой город России могу приехать и найти детей, которые когда-то со мной лежали.

— А врачи что сейчас говорят? Есть вероятность того, что опять вернется болезнь?

— Вероятность рецидива в любом случае остается. Приходится раз в месяц сдавать анализы. По общему анализу, биохимии крови можно посмотреть, все ли у тебя нормально. Даже после трансплантации бывают рецидивы. Но после пяти лет ремиссии вероятность эта снижается.

Читайте также:  Рак легких 4 степени. сколько живут и как продлить жизнь?

Мария Пахоменко с лечащим врачом. Фото из личного архива

Два года назад у меня началась герпесная ангина. Герпес распространился по всему телу. Я похудела до 45 кг, не могла ходить.

Меня носили на руках, перед глазами белая пелена пошла, и я перестала видеть. Мне пришлось снова проходить курс лечения в Москве. В 23 года я испугалась сильнее, чем в детстве.

Поэтому я и говорю, что легче детей лечить, чем взрослых. Эмоционально детей увлечь проще.

— Как это все повлияло на дальнейшую жизнь?

—  Взгляды поменялись, я стала более серьезной. У всех онкологически больных детей очень взрослый взгляд.

Мое лечение было долгим, поэтому появилась проблема с социализацией. Пять лет я провела в вакууме. У детей же так: что-то плохое происходит — они это отсекают сразу же. Появляется неприятный человек — перестают с ним общаться. С тобой произошла беда — на тебя никто не обращает внимания. И ты один. Мама, врач, ты и все. Круг замыкается.

Больше всего я ненавижу, когда меня начинают жалеть, и говорят: «Ты же такое пережила…» И что? Да, я пережила рак и выжила. Все говорят, что я молодец. В чем? В том, что я никогда не сдавалась и всегда бегала, улыбаясь? Так это любой дурачок может.

У меня просто хватило духу не унывать. Герои — это мама, папа и врачи.

Помню, профессор, который меня лечил, рассказывал, как подходил к ребенку, который должен был умереть в течение суток, а тот ему сказал: «Ну, вот и все, не посмотрю я чемпионат по футболу». То есть он понимал, что умрет сегодня, а думал об игре.

Профессор побежал по всем отделениям, нашел телевизор, сам помыл его спиртом внутри и снаружи и притащил в реанимацию. К концу матча ребенок скакал на кровати, потому что наши выиграли. Этот ребенок сейчас уже взрослый дяденька, у него дети свои.

Вот такие люди герои, а не я.

— А чем сейчас занимаетесь?

—  Пытаюсь все-таки доучиться. Я дважды уходила в академический отпуск: один раз из-за нежелания учиться вообще, а второй раз из-за осложнений на глаза.

Сейчас я пытаюсь закончить ТГУ, факультет психологии, кафедра связей с общественностью и рекламы. До недавнего времени преподавала в культуре томского района хореографию. Сейчас работаю администратором фитнес-центра.

Еще много времени провожу с племянницей, потому что я очень люблю детей.

Далее в рубрике Белоруссию и Украину хотят присоединить к Польше?С начала этого года в Соединенных Штатах и Варшаве активно заговорили о воссоздании Речи Посполитой «от моря до моря»

Источник: http://rusplt.ru/society/geroi—eto-mama-papa-i-vrachi-21593.html

«Ты знаешь, у тебя лейкоз»

Трансплантация костного мозга. Что сегодня происходит с людьми, страдающими наиболее тяжелыми формами онкозаболеваний – лейкозами, лимфомами и другими? Болезнями, при которых ТКМ, при всей ее сложности и риске, – все же единственный шанс выжить?

В первую очередь, потенциальный донор ищется среди ближайших родственников пациента, но вероятность, что родные подойдут, невелика – около 25 процентов. Если родственного донора нет, проводится поиск неродственного. И вот тут в России пока все очень печально.

Вероятность найти полностью совместимого донора костного мозга для пациента составляет от 1:1000 до 1:1000000. В России на данный момент зарегистрировано 75 тысяч потенциальных доноров из 14 регионов.

Да, конечно, есть национальный регистр NMDP в США, где содержатся сведения о 9 млн доноров, DKMS в Германии – сведения о 5 млн. Всемирная ассоциация доноров костного мозга (WMDA) объединяет более 25 млн доноров. Но стоимость поиска и получения трансплантата от донора из зарубежных регистров составляет от 18 до 30 тысяч евро в Европейском союзе и от 40 до 50 тысяч евро в США.

В 2013 году создан Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Возможно, в скором времени найти донора будет значительно дешевле и быстрее. А пока единственная надежда онкобольных –благотворительные фонды.

Дмитрию Аверину 41 год, и у него билинейный лейкоз. Это все равно что два рака одновременно – лимфобластный и миелобластный.

Наталья долго не знала, как сказать мужу про лейкоз. Так получилось, что Дмитрий сам совершенно не интересовался своим здоровьем. Даже когда загремел в больницу, даже когда пришел развернутый анализ крови и терапевт сказала ему, что 84% клеток в его крови – бластные.

– Слушай, Наташ, ну, наверное, гемоглобин понижен, надо гранаты есть или гречки привези мне. Полежу немного, восстановлюсь.

Наталья посмотрела на мужа и просто не смогла ничего ответить. А как надо было? Что надо было сказать? Она прибежала домой и, плача, стала перебирать в голове фразы, которые завтра обязательно скажет мужу. Нельзя же, правда, прийти с гречкой и молчать?

«Ты только не пугайся, это лечится…» , «Дим, бластные клетки – это раковые клетки, понимаешь? У тебя 84% раковых клеток в крови…», «Мы не будем сдаваться, мы вместе!»…

Господи, как сказать? Все не то. Наталье казалось, что стоит ей неверно выбрать интонацию, неправильно построить фразу, и муж просто умрет на месте.

Потому что как выдержать такое – вот он живет, строит планы, работу нашел хорошую в строительной компании, любит трехлетнюю дочку Анечку до безумия, спортом увлекается, в общем, здоровый, живой человек. И вдруг –лейкоз.

Сказать такое – как будто своими руками сотворить самое подлое предательство. Я не могу, Господи!

Два дня Наталья думала и плакала, а на третий приехала к мужу в больницу и сказала: «Пойдем погуляем?». Был февраль 2017-го, промозгло и холодно, но они вышли, и Наталья просто на выдохе стала говорить все, что знала, и про лейкоз, и про лечение, и про то, что не страшно. А Дмитрий слушал и кивал головой.

– Рак, да, Наташ?

– Да.

Потом началось лечение, курсы химиотерапии. Врач сразу сказал Наталье, что надежда есть, но при условии, что Дмитрий выйдет в ремиссию, а потом найдет донора костного мозга. Потому что с билинейным лейкозом без трансплантации нельзя – вероятность рецидива слишком высока.

– Донор? Это платно, да?

Врач коротко взглянул на нее и ответил:

– Да, примерно 20 тысяч евро.

В этот раз Наталья вообще ничего не рассказала мужу про трансплантацию. Потому что боялась, что Дмитрий не выйдет в ремиссию, услышав про эту сумму – зачем пытаться бороться, если потом все равно умирать. Таких денег у них не было.

Она пыталась что-то собрать – по знакомым, по родственникам. Набралось шесть тысяч евро. И все. А в мае Дмитрий вышел в ремиссию. И тут уже скрывать про деньги и донора больше было нельзя, врач сказал, что у них есть примерно шесть месяцев – потом делать трансплантацию будет поздно, рак вернется.

– А сколько у нас есть, Наташ? 6 тысяч? Ну что же… Не плачь, Наташ.

Вы смогли подарить Наталье с Дмитрием надежду, Фонд Правмир уже собрал для Дмитрия больше 500 тысяч. До шанса на жизнь осталось еще 700…

Источник: https://www.pravmir.ru/tyi-znaesh-u-tebya-leykoz/

Диагноз: лейкоз. Истории борьбы за жизнь и счастье

Мария Самсоненко, 35 лет

МНЕ НЕЛЬЗЯ ЗАГОРАТЬ, пить алкоголь, купаться в море без специального халата, я не смогу больше родить, мне пришлось удалить селезенку, но я бесконечно рада тому, что живу.

Сейчас у меня стойкая ремиссия, а это значит, что я могу быть со свой семьей, видеть, как растет моя дочь, работать, помогать мужу открывать очередные музеи (он вместе с партнерами открыл известный всем «Экспериментаниум»).

Мне было 26 лет, у меня была работа, маленькая дочка и миллион забот, и потому я вообще не удивлялась постоянной усталости. Все же устают, в конце концов.

Правда, потом все-таки пошла в районную поликлинику, с ходу получила диагноз «грипп» и рецепт на антибиотики и отправилась успокоенная домой. А потом меня увезли на скорой в больницу. На второй день мне захотелось убежать оттуда.

Каждый день кто-то в моей палате умирал. Это было ужасно. А через неделю мне поставили диагноз – хронический миелолейкоз.

Начался первый курс химиотерапии. Потом второй. Потом третий. Я не стала ждать пока облысею окончательно, просто попросила мужа принести мне машинку в палату, и он меня побрил. К сожалению, химиотерапия в моем случае не могла помочь, только лишь дать отсрочку. Спасти могла лишь трансплантация костного мозга.

Моя врач сразу сказала, что нужно проверить сестру на донорство, и, если она подойдет, готовиться к трансплантации.  Саша тогда планировала вторую беременность, но, чтобы спасти меня, отложила рождение ребенка. Два месяца сестра проходила обследование и сдавала анализы.

В октябре врачи назначили операцию на 28 ноября.

Тогда я думала, что операция это самое трудное и тяжелое, но ошибалась. После операции было еще труднее. Я не могла ходить, лежать, сидеть, меня постоянно рвало, я не ела, а только пила воду.

Было огромное количество лекарств и процедур. Через полгода после трансплантации, врачи подтвердили, что я практически здорова, но я продолжала пить большое количество лекарств.

Читайте также:  Гранулема молочной железы - это рак?

На это уходило огромное количество денег, почти все, что мы могли заработать.

Через год я стала сильно поправляться.  Конечно, я понимала, что все это последствия химии. Но когда за месяц набрала почти 50 килограмм – стало страшно.

Я видела, как мужья других женщин реагировали на подобные метаморфозы – они просто-напросто исчезали. Мне повезло: Максим поддержал меня и более того – наши чувства окрепли.

Мы не были расписаны до болезни, а после лечения – конечно, когда я отрастила волосы и немного похудела – мы отправились в ЗАГС.

28 ноября будет 9 лет, как мне провели трансплантацию.  Я веду здоровый образ жизни и стараюсь приучить к этому своих родных и друзей.  Раз в год прохожу полное медицинское обследование, и раз в 3 месяца обязательно сдаю анализ крови. Пройдя все это, я поняла, что не могу оставаться в стороне.

Сначала я просто собиралась с друзьями, и раз в год мы ездили в ГНЦ и сдавали кровь, потом мне предложили стать учредителем «Фонда борьбы с лейкемией». Конечно я согласилась. В нашей стране отчего-то не принято помогать взрослым людям. Как правило, онкология у взрослого вызывает сочувственные вздохи, но не желание помочь.

Задача же нашего Фонда в том числе изменить это отношение. Взрослым можно и нужно помогать!

Ольга Печурина, 25 лет

Я ПОПРОСИЛА МАМУ ПОБРИТЬ МЕНЯ РАНЬШЕ ВРЕМЕНИ. Волосы только начинали выпадать, мама брила и тихо плакала, а я плакала, потому что плакала мама.

Острый промилоелоцитарный лейкоз. У меня в голове не укладывалось, как я могла заболеть, да еще и лейкозом, когда я даже не простужалась никогда? Все обнаружилось совершенно случайно. Я лечила зубы, и раны как-то подозрительно долго заживали.

Мой стоматолог отправил меня сдать кровь – на всякий случай, разумеется. И вдруг… тревожный звонок из лаборатории. Какие-то бласты в крови. Что это такое – я тогда даже не понимала.  И понеслось: больница, врач, диагноз, и я как будто не понимаю, что это все со мной.

Но именно тогда — в первые 10 минут после приговора, повернувшись к окну, — я твердо для себя решила, что это не моя болезнь, и что я ничего не сделала в этой жизни полезного, чтобы вот так взять и умереть, ведь мне всего лишь 22.

В моей голове было четкое понимание: сейчас самое время жить!

Откуда на тот момент у меня было столько уверенности – я не могу объяснить. Какое-то чувство мне подсказывало, что эта болезнь пройдет, как насморк, просто надо пережить. Переживала (от слова жила) этот период лечения я, конечно же, не одна: врачи, родные и близкие люди были со мной 24 часа в сутки.

А еще мне ужасно повезло с соседями по палате. Сейчас я вспоминаю этот период, как поездку в очень веселый пионерский лагерь, только пионерами были «лысики»  или «яйцеголовые» (как мы себя называли) разных возрастов.

Мы все очень сдружились, всегда много смеялись, играли в карты в клизменной и контрабандой таскали запрещенную врачами еду.

Меня буквально трясло от горького шоколада, я тайком проносила его в палату и ела, несмотря на все запреты.  

Шесть месяцев высокодозных химиотерапий, различных препаратов, побочных эффектов и нулевого иммунитета пролетели быстро. Да, было очень непросто, но зато потом жизнь как будто началась заново. Через 8 месяцев, когда основное лечение было успешно закончено, я решила, что мне пора на работу и в университет.

Врачи говорили «рано», так как началась поддерживающая терапия, которая на протяжении двух лет требовала режима и ежедневного приема химиотерапии (уже в малых дозах), но я не могла позволить себе терять время. Решила и вышла. Вернулась к жизни обычного человека.

Сейчас мне 25, я закончила университет, поступила на второе высшее, сменила работу и вышла замуж. Кстати, мой молодой человек все время лечения был со мной и во всем поддерживал. Я почему-то совершенно не переживала, что он сбежит или пропадет. Была на 100% в нем уверена, и не ошиблась.

Когда я похудела до 38 килограмм, Дима называл меня «своим шкетом» и говорил, что ему даже нравится моя новая внешность.

Да, я стала волонтером Благотворительного Фонда «Фонд борьбы с лейкемией». Как только выписалась, поняла, что не смогу больше оставаться в стороне.

Я таскала огромные сумки оставшимся девчонкам, помогала им возить анализы на исследования. А потом, когда появился фонд, сразу же записалась в волонтеры. Я считаю себя самым счастливым человеком.

Мне было дано испытание, но благодаря ему я стала по-другому смотреть на мир.

Ольга Осаулко, 25 лет

В ЭТОМ ГОДУ Я ХОТЕЛА РОДИТЬ РЕБЕНКА или, если не получится, поступить на второе высшее, но хронический миелолейкоз внес свои коррективы.

Сейчас я наблюдаюсь в Гематологическом Научном Центре, живу в съемной квартире в Москве, принимаю лекарство по часам и не могу выйти на улицу без маски – обычная простуда может стать для меня фатальной.

Я не виделась с мужем больше 3 месяцев, и это невероятное испытание для меня. Моя жизнь, полная мечтаний, планов и надежд как будто поделилась на «до» и «после».

Но я старюсь не терять оптимизма, верить в лучшее, поддерживать родных и ценить каждый момент жизни.

Я родилась в Украине, но, когда мне исполнилось 9 лет, мы с родителями переехали в поселок Айхал в Якутии. Первое время было ужасно непривычно и, честно сказать, я вообще не понимала, как в таких условиях можно жить, ведь климат на севере очень суровый. Но человек привыкает ко всему. Я успешно закончила школу.

Поступила и окончила Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет (НИ ИрГТУ) по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство», квалификация – инженер. В этом году я собиралась снова поступать в институт, чтобы получить второе образование по специальности дизайнер одежды.

Но еще больше я хотела забеременеть и родить ребенка.  Из-за болезни это стало невозможно.

Все, о чем мы мечтали, что планировали и к чему стремились — вмиг отошло на второй план. Мне всегда казалось, что со мной такого никогда не произойдет. Началось все с одышки, сильной усталости, шума в ушах и температуры, которая поднималась ближе к вечеру. Вначале я не придавала этому никакого значения, списывая на общую усталость.

Через неделю я сдала кровь на общий анализ. Вечером того же дня меня срочно положили в больницу с подозрением на какую-то из форм лейкоза или воспаление легких. Флюорография воспаление не подтвердила. Предположили лейкоз, однако точного диагноза мне не поставили. На тот момент мои родители гостили у родственников в Белгороде, поэтому я срочно поехала к ним.

В больнице у меня взяли анализ крови и пункцию. На основе этих анализов мне поставили диагноз «лейкоз», однако не определили его вид.

Позже мне сделали биопсию, взяли кровь на анализ и отправили на исследование в Москву, где мне и поставили окончательный диагноз, который звучал как приговор – «Хронический миелолейкоз», и единственным спасением для меня является пересадка костного мозга. У меня нет родственных доноров, а единственный подошедший мне донор живет в Англии.

Доставка костного мозга обойдется гораздо дороже, чем из Европы или тем более России, но я верю, что деньги найдутся. Врачи дают мне не так много времени, и именно поэтому я обратилась в «Фонд борьбы с лейкемией». Мне всего 25 лет, я надеюсь на лучшее и верю, что еще многое впереди.

ПОМОЧЬ ОЛЕ САУЛЕНКО можно, перечислив деньги через «Фонд борьбы с лейкемией»: fund-leukemia.ru/help/pacienty/osaulko-olga.html 

О ФОНДЕ

Благотворительный Фонд «Фонд борьбы с лейкемией» помогает взрослым (от 18 лет) с онкологическими заболеваниями крови. За каждым из них стоит целая история: семья, родители, дети. Несмотря на возраст и диагноз сейчас для этих людей самое время жить: рожать детей, выходить замуж, менять работу, спасать чьи-то жизни.

«Фонд борьбы с лейкемией». Свидетельство Министерства Юстиции о регистрации в реестре некоммерческих организаций №7714014600 от 23.06.2014

КАК ПОМОЧЬ?

Кроме онлайн-пожертвования вы можете оформить перевод на расчетный счет Фонда в рублях или валюте.

  • Полное наименование: Благотворительный фонд «Фонд борьбы с лейкемией»
  • Юридический адрес: 121069, г. Москва, Новинский бульвар, д.18, стр.1, помещение VIII
  • ИНН / КПП 7704282227 / 770401001
  • Р/С 40703810300000002464 в ВТБ 24 (ПАО)
  • К/С 30101810100000000716
  • БИК 044525716
  • Назначение платежа: Благотворительный взнос на уставные цели Фонда

Так же у нас есть счет в Сбербанке.

р/с 40703810738000001047 в ОАО «Сбербанк России»

к/с 30101810400000000225

БИК 044525225

Назначение платежа: Благотворительный взнос на уставные цели Фонда

Источник: http://www.marieclaire.ru/psychology/diagnoz-leykoz-istorii-borbyi-za-jizn-schaste/

Ссылка на основную публикацию