Ремиссия рака: как продлить?

Как жить после лечения онкологии и избежать рецидива рака?

Ремиссия рака: как продлить?24 марта 2016 Автор: Светлана Догусой

Думаю, что каждый из нас, кто прошел лечение онкологического заболевания, хотя бы раз задумывался о том, что можно и нужно сделать для того, чтобы избежать рецидива рака. Лично у меня до сих пор проходит холодок по спине, когда я иду на очередной контроль или проверяю свою грудь после душа.

Я этого не скрываю. Да, я Светлана Догусой, автор проекта «Рак не приговор» и человек, который заявляет, что здорова после лечения рака, я боюсь, что болезнь снова вернется ко мне.

Так же как я боюсь того, что у меня может быть кариес, что мне, не дай Бог, конечно, упадет какой-нибудь предмет на голову на улице, задавит машина или случится что-нибудь еще, что может привести к летальному исходу.

Похоже, что я со своими страхами совсем не одна. К примеру, вот одно из писем, которое я получила не так давно от Галины:

Галина, спасибо Вам большое за Ваше письмо и Ваш вопрос. Прежде всего, хочу пожелать Вам здоровья и сказать, что делаете Вы все правильно. Редко кто сможет вот так самостоятельно собраться с силами и кардинально пересмотреть свой образ жизни и питания.

Что касается поисков причины болезни, к сожалению, на ее поиск можно потратить слишком много времени и так никогда и не найти ее. Ведь Вы же сами пишите, что всегда вели правильный образ жизни, а рак все равно настиг Вас. К тому же есть люди, кто и курит, и злоупотребляет алкоголем, а им хоть бы что!

Можно, конечно, попробовать определить психологическую причину болезни, но это может быть и плохая генетика, и экология. К слову сказать, генетические анализы становятся с каждым днем все более доступными.

Людям с высоким риском возникновения онкологии можно предпринимать профилактические меры заранее или просто «быть на чеку».

Не смотря на все это, никто на 100% не сможет сказать Вам, что именно послужило причиной болезни.

Вернемся всё же к страху рецидива. К сожалению,  даже если человек начинает вести здоровый образ жизни и пересматривает свое отношение к жизни, страх рецидива и страх смерти всё равно может преследовать.

«И что же теперь делать?» — спросите Вы.  Ну, если хотите, могу предложить:  а давайте бояться ВМЕСТЕ?!

Источник: http://www.rakneprigovor.ru/kak-zhit-posle-lecheniya-onkologii-i-izbezhat-recidiva-raka

Самоизлечение рака

Шанс

В медицинской литературе описано множество случаев самоисцеления рака (спонтанных ремиссий). Еще больше сообщений о чудесных самоисцелениях в литературе по альтернативной медицине и в популярной литературе о здоровье.

Крупный психоонколог доктор Джюиро Икеми в течение многих лет собирал клинические материалы о достоверных, документированных случаях самопроизвольной регрессии (обратного течения) и самоисцеления рака. Вот типичные примеры.

Крестьянке, прожившей тяжелую трудовую жизнь, в возрасте 58 лет был поставлен гистологически подтвержденный диагноз «рак желудка с обширными метастазами».

Ей была сделана паллиативная операция, но врачи весьма скептически смотрели на ее будущее, считая, что ей отпущено не более трех месяцев жизни. Однако после операции, пишет Икеми, в жизни женщины произошли коренные перемены.

До операции она трудилась с утра до поздней ночи, отдавая все силы семье. После операции родные стали оберегать ее, освободив от всех забот. Женщина сделалась предметом постоянного внимания и любви всей семьи.

Постепенно у нее ослабли боли, но родные продолжали относиться к ней очень бережно. Через 5 лет после операции было проведено полное обследование, включая гистологический анализ, но никаких признаков опухоли не было обнаружено.

Другой пример. Служащий 64 лет с гистологически подтвержденным раком горла отказался от лечения. По словам больного, через десять дней после того, как ему поставили диагноз, он имел разговор с руководителем своей религиозной общины, и тот сказал ему: «На все воля Божья, и жаловаться на болезнь не следует.

Что суждено человеку, того не миновать. Только всегда помни, что ты являешься одним из самых ценных членов нашей общины». Эти слова вызвали у больного чувство огромного счастья. С тех пор он часто с радостью вспоминал их.

Спустя некоторое время он стал замечать, что постоянная охриплость голоса (дисфония) — неизменный симптом рака горла — стала постепенно ослабевать. А через несколько месяцев врач, наблюдавший этого больного, с изумлением обнаружил, что у пациента рак практически исчез.

Наблюдение за этим пациентом в течение последующих десяти лет показало, что на протяжении этого времени он оставался практически здоровым.

Анализируя эти и другие случаи самоисцеления, доктор Икеми пишет, что психологическое состояние этих больных не проявлялось чрезмерной озабоченностью, паническим страхом смерти, депрессией, а приводило к глубокому изменению взглядов на жизнь, перестройке отношений с окружающими людьми. Они принимали на себя ответственность за разрешение своего внутреннего кризиса. И полагались на судьбу.

Голландские ученые из университета имени Эразма в Роттердаме под руководством профессора Даана ван Баалена на протяжении полутора лет проводили сравнительное исследование психологических и поведенческих особенностей двух групп больных. В первую группу были включены пациенты с самопроизвольной ремиссией, или самоисцелением, рака, во вторую — больные с прогрессирующим течением болезни.

Эти исследования позволили выявить существенные различия между обеими группами.

Пациенты первой группы были поглощены своими делами и не думали о болезни. После того как они узнали свой диагноз, они изменили образ жизни, характер питания, стали более активными.

Одни из них стали питаться разнообразнее и калорийнее, другие перешли на вегетарианское или раздельное питание.

Активная жизненная позиция и здоровое питание, как считают сами больные, помогли им преодолеть болезнь.

Больные из второй группы думали только о своей болезни. Они были пассивны, малоподвижны, на питание не обращали внимания.

Больные из первой группы изменили свое восприятие внешнего мира на более позитивное: больше стали ценить жизнь, лучше относиться к окружающим людям. Жизнь для них заиграла новыми красками.

Вот как описывает произошедшие с ней изменения одна из пациенток: «Я начала жить по-настоящему с того момента, как заболела раком. Стала гораздо более терпимой с окружающими людьми. Наслаждаюсь временем, которое мне отпущено.

Стараюсь понять окружающих и себя саму, поглубже заглянуть в свой внутренний мир. Я стараюсь заниматься тем, что действительно существенно для меня, тем, на что раньше как-то  не находилось времени, особенно в сфере духовной жизни».

У больных из первой группы в период регрессии опухоли и позже отмечались адекватные колебания настроения: недолгие периоды спада и депрессии сменялись подъемом настроения. Во второй группе преобладало подавленное, депрессивное состояние психики, больные испытывали чувства безнадежности и обреченности. Заметных колебаний настроения не было.

Пациенты первой группы проявляли большую активность: много читали, ходили на лекции, беседы, в музеи, театры, чаще посещали в церковь и общались с друзьями. Они с большим скептицизмом относились к официально принятой общей концепции рака, чем пациенты второй группы. Один из членов первой группы говорил: «Все считают, что от рака умирают, но я не уверен, что это касается меня».

У большинства больных из первой группы улучшились отношения в семье, они стали чувствовать больше внимания к себе. Больные второй группы проявляли повышенную нервозность и требовательность в общении, и психологический климат в их семьях со временем ухудшился.

Результаты сравнительного исследования, проведенного голландскими психоонкологами, убеждают в том, что очень многое в течение болезни зависит от поведения больных и их ближайшего окружения.

Однозначного мнения о причинах самопроизвольного рассасывания опухолей пока нет.

Одни полагают, что происходит внезапная мобилизация и активизация иммунной защиты организма в результате глубокой перестройки психики, другие считают самоисцеление следствием инфицирования организма бактериями или вирусами, которые разрушают раковые клетки.

Среди причин, приводивших к самоисцелению рака, называют лихорадочные состояния, инфекции, психотехники, медитацию, различные диеты, лекарственные травы и многое другое.

В научной медицинской литературе термин «самоисцеление“ не употребляется. Медики говорят о спонтанной ремиссии, то есть самопроизвольном отступлении или обратном развитии опухолевого процесса.

Проблемы самоисцеления и самоизлечения рака изучал основоположник отечественной онкологии, основатель и бессменный руководитель Научно-исследовательского ин»ститута онкологии в Санкт-Петербурге академик Николай Николаевич Петров.

В работе «Самоизлечение злокачественных опухолей», вошедшей в официальное издание «Руководство по общей онкологии», он пишет: «Спонтанная регрессия злокачественных опухолей известна как в клинической, так и в экспериментальной практике. Однако такая возможность исхода опухолевой болезни признается далеко не всеми; больше того, можно найти немало аргументированных высказываний о невероятности такого процесса у человека».

На основании анализа многочисленных данных, опубликованных в научной литературе, и собственного клинического опыта Н.Н. Петров допускает возможность частичного рассасывания нелеченых опухолей и длительной задержки их роста, однако считает, что случаи самоизлечения опухолей нуждаются в дополнительных строгих доказательствах.

«Исчерпывающее строгое научно обоснованное доказательство факта самоизлечения злокачественной опухоли, — пишет академик Н.Н. Петров, — может обеспечить только выполнение всех трех приведенных ниже условий:

1. Наличие заключения патогистолога о диагнозе злокачественной опухоли в самом начале наблюдения за пациентом, не оставляющее сомнений в факте данного заболевания.

2. Отсутствие какого-либо противоопухолевого лечения данного пациента с момента постановки диагноза и на протяжении всего периода наблюдения.

Читайте также:  Опухоль крови - инновационное лечение

3. Наличие заключения патологоанатома об отсутствии признаков опухолевого процесса в организме».

Выполнить строго все три условия, оказывается, сложно. В лучшем случае дело ограничивалось выполнением только первого пункта — гистологическим доказательством поставленного диагноза первичной злокачественной опухоли.

Что касается второго условия, то обычно после постановки диагноза какое-то лечение методами официальной или альтернативной медицины, полное или неполное, все же проводится. Редко кто отказывается от всякой помощи. Поэтому в строгом смысле говорить о самоизлечении уже нельзя.

Ну и, наконец, если не выполнялось второе требование, то теряет смысл третье — о патологоанатомическом подтверждении отсутствия опухолевого процесса у человека, никогда не лечившегося от рака.

Академик Н. Н. Петров делает такое заключение:

«В клинической практике накоплены достоверные наблюдения над больными, когда примененное лечение было явно недостаточным или неадекватным степени и качеству опухолевого процесса. Однако именно оно явилось толчком к обратному развитию опухолевых узлов и к полному их исчезновению. Такая регрессия опухоли получила название искусственно вызванной, стимулированной или индуцированной регрессии.

Для самих больных более важно не строго доказанное самоисцеление рака, а стойкая ремиссия, будь то стимулированная или индуцированная.

Под стойкой ремиссией в клинической онкологии условно принят пятилетний срок отсутствия признаков болезни после удаления опухоли, считающийся одновременно критерием надежного выздоровления. И мы ее наблюдаем.

Мы наблюдаем ее неоднократно, и это важнее и для больных и для врачей, чем поиски доказательств для убеждения скептиков в возможности спонтанной ремиссии рака».

А вот известный американский онколог профессор Льюис Томас считает, что примеры спонтанной ремиссии рака нужно рассматривать не как случайные всплески в ходе болезни или чудесные явления, а как финал продолжительного процесса обратного развития и самоуничтожения опухоли, а также самоуничтожения оставшихся в организме после операции рассеянных опухолевых клеток. В этот процесс должны вовлекаться различные защитные силы и механизмы самовосстановления, которые способны не только предотвратить развитие болезни и рецидивы, но и остановить и даже повернуть вспять злокачественное развитие болезни.

Можно также полагать, что многочисленные примеры продолжительной жизни онкологических больных даже после рецидивов болезни и повторных операций связаны с действием тех же защитных сил.

Майкл Лернер, автор наиболее известной в Соединенных Штатах и Европе книги о раке под названием «Выбор путей исцеления рака. Лучшие методы официальной и альтернативной медицины», пишет:

«Если бы мой друг заболел раком и обратился ко мне за советом, я бы сказал ему: „Целительные способности людей сложны и разнообразны. Каждый человек имеет свои индивидуальные особенности, прошел свой жизненный путь.

Поэтому оптимальная лечебная стратегия будет разной у разных пациентов и у разных врачей.

Надо выбрать такого врача, который кажется вам самым подходящим, однако это не исключает необходимости найти свой путь, чтобы усилить собственный целительный психобиологический потенциал“.

Одной из причин развития раковой опухоли Лернер считает стресс. Вот что он пишет по этому поводу:

«Острый стресс, как известно, усиливает рост опухоли, о чем свидетельствуют эксперименты на животных, и, весьма вероятно, в ряде случаев оказывает такое же действие на людей, больных раком. Значит, надо по возможности ограничить или даже исключить негативные стрессы из жизни.

Надо обратить внимание на известные приемы ослабления стресса, такие как мышечная релаксация, медитация, гипноз, визуализация образов, и посмотреть, не окажется ли какой-либо из них полезен для вас.

Используя их, работайте над собой, учитесь справляться со стрессами. Приемы релаксации полезны и для улучшения качества и для увеличения продолжительности жизни. Этим умением может овладеть каждый».

Выясняется, что мы не так уж беззащитны перед этим страшным раком. Это вселяет надежду

И чага помогает

Источник: http://kraszdrav.su/bud-zdorov/samoizlechenie_raka/

Спонтанная ремиссия при онкологии правда или вымысел

Спонтанная ремиссия — это внезапное выздоровление больных раком, не получавших специального лечения (лучевой терапии, химиопрепаратов, оперативных вмешательств), известное в литературе, как «синдром Перегрина».

Как проявляется спонтанная ремиссия?

У пациента, с ранее выявленным новообразованием, внезапно проходят все симптомы болезни, а клинический осмотр подтверждает, что опухоль значительно уменьшилась в размерах. Чаще всего подобные случаи возникают при нейробластомах, лейкемиях, меланомах, лимфомах и различных вариантах онкопроцесса в почках.

Этиопатогенетические основы спонтанного исцеления

Случаи спонтанной ремиссии известны с незапамятных времен, однако, достоверных факторов, способствующих самоисцелению выявить не удалось. Ученые выделяют несколько причин, направленное действие которых может привести к столь положительному течению заболевания:

  1. Восстановление защитных сил иммунной системы, возобновление утраченных программ типирования клеток «свой-чужой», активация Т-лейкоцитов: киллеров, хелперов и супрессоров.
  2. Изменение взгляда на жизнь путем положительного восприятия мира и активной жизненной позиции, снижения психоэмоционального стресса, философское отношение к жизни и смерти.
  3. Соблюдение программ лечебного голодания, за счет чего клетки опухоли перестают получать достаточное количество питательных веществ необходимых для их роста и деления.
  4. Мутации клеток опухоли, запускающие распознавание патологического процесса иммунной системой. Примером может служить полный регресс заболевания нейробластомой у детей младше 1,5-2 лет. Вследствие появления на клетках опухоли специфических рецепторов, которые позволяют клеткам иммунной системы распознать и уничтожить новообразование.

Частота встречаемости спонтанного самоизлечения

Случаи самоисцеления действительно уникальны, ведь только 1 человек из 100 тысяч онкобольных выздоравливает полностью, абсолютно не принимая никакого специального лечения.

Однако, возлагая надежды на внезапное выздоровление, не следует пренебрегать традиционным лечением, так как спонтанной ремиссии может и не быть, а время будет бездумно потрачено.

Как достичь спонтанной ремиссии?

Вызвать регресс онкопроцесса, не используя традиционную медицину, невозможно. Следует понимать, что можно только ослабить действие факторов, программирующих его на быструю гибель.

Способы, позволяющие улучшить общее состояние пациента:

  • повышение иммунных сил организма путем соблюдения здорового питания и образа жизни;
  • устранение психологических проблем и стрессов, создание зоны эмоционально- психологического комфорта;
  • восстановление гормонального фона (особенно при гормональнозависимых новообразованиях).

Достоверно доказанных методов, способных запустить процессы самоизлечения, пока нет, однако, проводимые в этом направлении исследования позволяют надеяться на скорейшее разрешение этой проблемы.

Спонтанная ремиссия — явление временное или постоянное?

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Согласно данным статистики, развитие онкологического процесса организму полностью остановить не удается. Однако, даже маленькая пауза позволяет подобрать правильное лечение и контроль за общим состоянием. Спонтанная ремиссия обычно длится несколько месяцев, после чего болезнь рецидивирует, а состояние больного прогрессивно ухудшается.

Зафиксированы случаи, когда обострение возникало через годы, течение заболевания в этом случае носило молниеносный характер. Полное самоисцеление сроком более пяти лет возникает крайне редко, однако, в этом случае считают, что выздоровление стойкое, а заболевание находится в состоянии регресса.

Целесообразность традиционной медицины при спонтанной ремиссии

Угроза рецидива порождает необходимость постоянных скрининговых исследований у пациентов со спонтанной ремиссией. Больные находятся под постоянным наблюдением врачей онкологов, проходят плановые осмотры каждые три месяца в течение первых двух лет, с уменьшением количества визитов в последующие годы. Выявление метастаз безоговорочно свидетельствует о развитии заболевания.

Стандартные методы лечения опухолей при спонтанной ремиссии не используются. Все лечение направлено на восстановление иммунного ответа антиоксидантами и иммуномодуляторами, а также улучшению общего состояния организма путем повышения физической активности и правильного питания.

Если сохраняются симптомы заболевания, то применяют химиопрепараты в профилактических дозах.

Что может вызвать рецидив рака?

В зависимости от локализации онкопроцесса, его цитоморфологических данных, возраста больного спонтанная ремиссия может быть нестойкой, а рецидив ожидаемым.

Отсутствие стандартных методов лечения при внезапном самоисцелении не дает право считать, что наступил регресс заболевания и абсолютно все клетки опухоли погибли, так как в большинстве случаев они просто находятся в латентном состоянии.

Метастазирование с формированием вторичного процесса на периферии считают абсолютным признаком активности первичного очага, патологические клетки которого с током крови или лимфы попадают в органы и ткани обсеменяя их. Возникновение подобной ситуации требует немедленной консультации врача для проведения стандартной терапии.

Важно! Рецидив может быть спровоцирован вредными привычками, нарушением в питании, наличием стрессов, снижением уровня физической активности. Выявить обострение удается только путем регулярных тщательных врачебных осмотров.

Способности иммунной защиты организма до конца не изучены, что может способствовать возникновению спонтанной ремиссии. Положительный взгляд на мир позволяет достичь гармонии с собой, а применение стандартных методов лечения – полного выздоровления.

Источник: http://onkostatus.ru/spontannaya-remissiya-pri-onkologii-pravda-ili-vymysel/

4 стадия рака — ответы на вопросы читателей

От наших читателей поступает много вопросов о том, чем можно помочь своему близкому, если у него 4 стадия рака, и его отправили домой для симптоматического лечения.

Все вопросы мы собрали в эту большую статью, и наш онколог Артем Валерьевич Рева дал на них развернутые ответы.

Читайте также:  Рак предстательной железы. прогноз выживаемости

Если продолжить лечение на 4 стадии, удастся ли существенно продлить жизнь?

Ответ: В ряде случаев удается, но не во всех. Это зависит от многих факторов, в том числе от гистологического типа опухоли. Опять -же, надо понимать, что значит существенно. Если, скажем, выписывают и говорят, что больному жить осталось месяц, а удается добиться, чтобы он прожил 3-4 месяцев, это существенно или нет?

Тем более, что важна не только продолжительность жизни, но и ее, скажем так, качество.

Продление жизни и поддержание качества жизни на должном уровне  возможно с помощью

индивидуально подобранных противоопухолевых препаратов и симптоматической терапии.

В нашей стране пациентам с 4 стадией рака нередко отказывают в проведении той или иной противоопухолевой терапии, тогда как в подобных же случаях, скажем в Европе, такая терапия проводится и добавляет пациенту иногда довольно ощутимое время жизни.

Благодаря этому улучшается, в том числе, и качество жизни даже в запущенных случаях.

На сколько можно продлить жизнь, если рак 4 стадии с метастазами?

Ответ: Это очень индивидуально и, опять же, зависит и от локадизации метастаз.

Если же говоритьь в общем и  сравнивать продолжительность жизни больных в примерно одинаковом состоянии, с примерно одинаковыми опухолевыми поражениями организма, в том числе вторичными, то по данным медицинской статистики, при разнице лечения в Европе и России, европейцам удается выиграть от полугода до года. Но, надо признать, что в крупных онкоцентрах в нашей стране в ряде случаев получают сходные результаты.

Именно на полгода — год можно продлить жизнь  очень тяжелых больных с отдаленными метастатическими поражениями, если продолжать интенсивно их лечить.

Наша государственная медицина, за редкими исключениями,  на текущий момент, по сути не работает с такими тяжелыми пациентами, их отправляют домой на симптоматическое лечение. Интенсивное лечения таких больных у нас не проводится.

Проблема не в том, что у нас нет новейших противоопухолевых препаратов и т.д. У нас нет устоявшейся практики выхаживания таких больных, кроме того, работа с больными 4 стадией рака требует от врача не столько шаблонного подхода, сколько творчества. Качество же работы врачей онкологов, особенно молодых специалистов, иногда оставляет желать лучшего. 

Как лечиться, если больного не берут больше в больницу?

Состояние тяжелое, 4 стадия рака.

Ответ: Нельзя сказать, что сейчас в государственной медицине сложилась практика не работать с пациентами, у которых 4 стадия рака, но случаи отказа нередко встречаются.  Нужно узнать причину, почему врачи  не могут продолжить лечение. Часто для этого есть объективные основания, например, показатели крови не дают возможность продолжить противоопухолевую терапию, и пациента отправляют домой.

В этом случае пациенту важно максимально быстро привести эти показатели в норму, чтобы за это время  опухолевый процесс не усилился.

Если же вам никак не удается быстро восстановиться, или вы устранили причины, из-за которых вам отказали в госпитализации, но вас все равно не берут в клинику по каким-то причинам, то вам стоит задуматься над тем, чтобы найти для больного онколога (скорее всего платно), который бы курировал ваше восстановление или проводил бы противоопухолевую терапию вам на дому, если такое допустимо.

Вот такие могут быть варианты выхода из ситуации, если вам отказали в госпитализации.

На  нашем сайте есть отдельная статья, посвященная этой теме, внизу страницы есть на нее ссылка. Там более  подробно рассказывается о проблемах, связанных с госпитализацией онкологических больных при 4 стадии рака.

Как помочь больному раком 4 стадии?

У него резистентность к противоопухолевой терапии.

Может быть есть какие-то новые препараты?

Ответ: Пациенты с резистентностью к стандартным схемам терапии  не безнадежны, но работать с ними значительно труднее.

У больных на 4 стадии с резистентностью к стандартным схемам химиотерапии положительный эффект может наступить при каких-то новых комбинациях,  при применении новейших препаратов, в т.ч. таргетных.

 Но новые препараты — это не все, от чего зависит успех в лечении.

Многое при ведении пациентов с 4 стадией рака зависит, повторюсь,  от творчества врача, от его готовности и способности найти подходящую комбинацию препаратов для конкретного пациента. Это почти ювелирная работа.

Но и результаты бывают великолепные. Например, ранее мы только слышали о полном регрессе метастаз в печени, теперь такое мы можем и сами наблюдать.

К сожалению, у наших врачей возможностей для творчества значительно меньше, чем в Европе, и рассчитывать на по-настоящему индивидуальный подход к пациенту, вы можете только, если у вас есть хороший онколог, курирующий ваше лечение.

А курировать лечение находящегося дома – это значит, как минимум, раз в неделю, а то и не раз — по ситуации,  связываться с пациентом и вносить корректировки в лечение в зависимости от ответной реакции на проводимую терапию.

Только так можно подобрать ключик к улучшению состояния такого тяжелого пациента.

С учетом того, что большинство больных с 4 стадией рака в больницу уже не попадают, либо попадают по критическим жизненным показаниям, пациент остается один на один со своими проблемами.

Рассчитывать, что районный онколог будет искать индивидуальный подход к каждому онкологическому больному, не приходится. У него другие задачи, и строгие ограничения по времени, у него очереди больных.

В таком случае, в современных условиях, нужно искать платного онколога, который бы курировал все процессы терапии, в том числе противоопухолевой и симптоматической терапии.

Однако, надо понимать, что такой индивидуальный подход может быть только на платной основе. По-другому пока никак. Причем не всегда хорошего врача удается найти с первого раза, но талантливые онкологи — есть, и их в России не мало.

И еще одним важным условием, которое очень желательно выполнить при назначении схемы обезболивания, является то, чтобы больной мог нормально спать, хотя бы 8 часов, не просыпаясь от боли.

Желательно распределить прием препаратов по времени таким образом, чтобы больной мог спать в ночные часы. Это важно даже не столько для больного, хотя и для него тоже, сколько для его родных.

Именно на них при домашнем нахождении больного ложится большая часть нагрузки, поэтому важно, чтобы и они тоже должны высыпались , ведь у них  работа, семья,  обязанности по уходу за больным.

У них жизнь должна продолжаться, они не должны быть прикованы к больному – это тяжело как для них, так и для больного, он начинает себя чувствовать обузой.

Чтобы выполнить все эти условия, схема обезболивания должна быть рассчитана для каждого пациента индивидуально, с учетом многих нюансов. Конечно, существуют и шаблонные схемы, но в ряде случаев они не эффективны и не позволяют справиться с болью.

Я не говорю уже о том, что очень часто некоторые врачи вообще не умеют назначить правильное обезболивание. Считают, что назначат трамадол, и на этом проблема решена.

Совсем недавно ко мне обратилась девушка, которая просила рассчитать схему для своей старшей сестры. Терапевт ей назначил так – вот вам трамадол, дополнительно можете принимать к нему что угодно. У вас 4 стадия, поэтому передозировка уже не страшна.

Совет  совершенно дикий, но факт остается фактом. Особенно на поликлиническом уровне назначение адекватной схемы обезболивания является очень большой проблемы.

Скажу более того, даже правильно рассчитанная схема обезболивания требует контакта с врачом еще хотя бы 2-3 раза, чтобы подстроить ее под нужды конкретного больного. Даже самая идеальная схема не является какой-то замершей конструкцией.

Жизнь идет, болезнь развивается, и схема требует корректировки. Желательно, чтобы корректировки вносил один и тот же врач, а не разные врачи кидались из одной крайности в другую.

Читайте также:  Злокачественная шваннома - фото. чем опасна для жизни?

Пациенту с 4 стадией рака назначили симптоматическое лечение.

Что оно в себя должно включать?

Ответ: Большинство людей и врачей понимают под симптоматической терапией лишь обезболивание.

Однако, симптоматическая терапия лежит в основе, как продолжительности, так и комфорта жизни больных с терминальной  стадией рака, и включает в себя значительно больше лечебных мероприятий, нежели только обезболивание.

К симптоматической терапии кроме обезболивания относятся:

  • мероприятия по преодолению кахексии,

  • подбор правильного питания при мальабсорбции, что нередко бывает у онкологических больных,

  • восстановление и поддержание уровня белка,

  • проведение детоксикационных мероприятий,

  • выявление причин анемии, если таковая присутствует, а у большинства больных она присутствует, и действия, направленные на коррекцию анемии.

При отказе от пищи, либо невозможности принимать пищу, пациенту назначаются препараты, которые восполняют недополученные питательные вещества, а также восполняют нехватку жидкости в организме для поддержания водно-электролитного баланса.

У больного может развиться синдром мальабсорбции, и если это произошло, врач должен назначить соответствующие рекомендации по питанию и витаминам.

Кроме того, врач в процессе назначения препарата для симптоматической терапии должен, по возможности, применять те или иные меры для предотвращения накопления жидкостей в легких, в брюшной полости (асцита), что нередко бывает у больных на терминальных стадиях рака.

Конечно, в экстренных случаях, возможно и проведение, например, лапарцентеза, но это -полумера, которой лишний раз лучше не пользоваться.

Онкологические больные могут умереть от истощения, могут плохо себя чувствовать не только из-за боли, но и из-за анемии. Могут испытывать слабость, потерю аппетита из-за накопления токсинов и т.д.

Поэтому симптоматическое лечение таких пациентов — это не просто выписка трамадола и т.п. Это еженедельный контроль и работа с показателями крови, своевременное приведение их в норму. Это предупреждение асцита, борьба с отеками и даже борьба с депрессией.

От того, насколько качественно онколог работает со всеми этими жизненноважными показателями, зависит то, сколько проживет пациент и как проживет. Будет ли он прикован к постели, или максимально долго сможет сам себя обслуживать и быть включенным в жизнь семьи.

Иными словами, у больного в последней стадии рака есть очень много проблем, решать которые им приходится самим. За исключением каких-то экстренных ситуаций, все эти проблемы перекладываются на плечи родственников.

Многие проблемы, которые сопровождают больного, могут быть преодолены, некоторых вообще удается избежать. Поэтому важно, чтобы больного постоянно вел грамотный врач, причем это должен быть не терапевт, а онколог.

При всем моем уважении к участковым терапевтам, на плечи которых перекладывают медицинское сопровождение таких больных, их уровень знаний  не дотягивает до того, чтобы вести эти больных. И нет у них столько времени, сколько нужно отвести для работы с таким тяжелым пациентом.

В идеале, действия врача, при работе с онкологическими пациентами на последних  стадиях, по возможности, должны быть направлены на то, чтобы довести больного до того состояния, когда ему можно будет назначить противоопухолевую терапию.

Именно противоопухолевая терапия даже на 4 стадии позволит затормозить рост опухоли и метастазов и обеспечить максимально длительное дожитие.

С ростом опухолей увеличивается и болевой синдром. Поэтому противоопухолевые препараты активно используются для поддержания качества жизни онкологический пациентов даже на 4 стадии, когда о ремиссии уже речи не идет. Здесь перед этими препаратами ставится задача не вывести пациента в ремиссию, а притормозить болезнь.

Онколог нам рекомендовал внутривенно вводить железо.

Больной лежит дома, 4 стадия рака.

Можно ли давать больному эти же препараты в виде таблеток, будет ли эффект? Для нас дорого приглашать медсестру на дом.

Ответ: К сожалению, в некоторых случаях без помощи медсестры справиться невозможно. Эффективность ряда  препаратов в таблетках  ниже, чем при инъекциях. 

Родственники могут научиться ставить внутримышечные уколы, подкожные, клизмы, да все что угодно, но им точно не стоит учиться на своем больном делать внутривенные уколы, и самому пытаться войти в вену, чтобы ставить капельницу. Это чревато очень и очень серьезными осложнениями.

Это — основная проблема родственников — найти подходящего врача и медсестру. При этом иногда найти хорошую медсестру гораздо сложнее.

Врач может в конце концов,  проконсультировать и дистанционно, ему не обязательно видеть больного лично, ездить каждый раз к пациенту домой. Врач видел таких больных десятки и сотни. При необходимости врач может пообщаться с больным и его родственниками удаленно, чтобы  что-то для себя уточнить. 

Очень часто больной до конца не может описать все, что с ним происходит. Ему просто плохо и все. Он же не может сказать, что «мне плохо, потому что у меня понизился гемоглобин» или «потому что повысился билирубин».

Врач, ориентируясь на размытые жалобы больного, на дополнения его родственников, назначает те или иные анализы в поисках причины.  Большое значения для врача имеют анализы и исследования.

А вот медсестра должна постоянно лично контактировать с больным и его семьей, поэтому хорошую медсестру приходится искать и искать, тем более, что выбор  медсестер ограничен тем районом, в котором живет пациент, ведь  не сможет же она каждый раз ездить к больному через весь город.

Выбор врача не ограничивается ни городом пациента, ни даже страной. Среди моих пациентов, которых я веду дистанционно, есть много русскоговорящих иностранцев из стран постсоветского пространства.

А стоит ли бороться за жизнь, если 4 стадия рака?

Ведь в самом лучшем случае можно прожить всего на год больше.

Ответ: Каждый решает это для себя сам, и больной, и его близкие. Если Вам интересно мое мнение, то — да нужно.

Я много видел тяжело больных людей и, поверьте, могу судить — жизнь она всякая нужна. Иногда больные, когда остаются со мной один на один без родственников, говорят, что я устал или устала и вообще не хочу жить.

На мой взгляд  — это эгоистическая точка зрения, они ведь живут не одни, и живут не ради себя. Они живут с близкими им людьми, и их уход будет для близких очень большим горем. Поэтому нужно думать не только о себе, но и о близких.

Некоторые считают, что, умерев, они избавят своих родных от хлопот. Однако, родные так не думают, и они готовы бороться всеми силами за эти дополнительные полгода жизни.

Многие так говорят, потому что боятся боли. Но боль можно купировать, и пациент может жить нормальной жизнью без болей.

Родственники после смерти даже очень тяжело больного человека долго задаются вопросом, а все ли я сделала для своих мамы, папы, мужа и так далее. Если вдруг они придут к выводу, что я сделал / сделала не все, это будет их грызть очень и очень много времени. И это очень тяжело.

Пару раз я  совершенно случайно встречался с родственниками пациентов через несколько лет после смерти больных. И их второй фразой после приветствия был вопрос: «Я вот все думаю, а все ли я сделал, что мог», или «Все ли я сделала, что могла».

Так вот, я всегда привожу в пример это больным и говорю, что если они захотят, даже сами захотят, чтобы родственники подошли к ним из принципа целесообразности, то потом родственники не простят это себе до конца жизни.

К сожалению, просто вашей любви и просто вашей заботы и внимания будет недостаточно, нужно и важно привлечь к этому процессу врача, и под его руководством вы сможете и продлить жизнь больному, и сделать ее последние месяцы комфортными.

Полезные ссылки

Статья «Что делать, если на 4 стадии онкологии отказали в госпитализации».

Источник: http://www.onkolog-rf.ru/kak-pomoch-bolnomu-rakom-4-stadii

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию